Новые исследования психоделиков и депрессии

Новые исследования психоделиков и депрессии заставили некоторые медицинские сообщества по-новому взглянуть на устаревшие лекарства.

Подобно движению, начатому Тимоти Лири в 1960-х годах, сегодняшние эксперименты с «микродозированием» психоделических препаратов начались с массовых преодолений табу — как культурных, так и юридических. 

В разгар нарастающей опиоидной эпидемии, чрезмерной зависимости от фармацевтических препаратов и финансовой войны с наркотиками — есть свидетельства того, что правительство некоторых стран может прислушаться к новым открытиям.

Психоделики, тогда и сейчас

Хотя микродозирование при депрессии является относительно новым методом в лечении, их использование (для трансцендентального опыта или в медицинских целях) имеет долгую историю.

Псилоцибин был фундаментальной частью многих ритуальных церемоний в доколумбовой Мезоамерике. Грибы в которых содержалось вещество, были известны как teonanácatl, буквально «божий гриб». Точно так же аяуа́ска настолько важна для самобытности амазонских народов, что правительство Перу сделало ритуал частью своего национального культурного наследия в 2008 году.

В Соединенных Штатах использование психоделиков имеет более противоречивую историю. Синтез ЛСД в 1938 году положил начало тридцатилетним исследованиям этого вещества, кульминацией которых стали контркультурные эксперименты 1960-х годов. В 1970 году, когда уличные протесты против войны во Вьетнаме были в самом разгаре, администрация Никсона начала криминализировать психоделики с помощью Закона о контролируемых веществах.

С этого момента психоделики классифицируются как препараты класса А с «не принятым в настоящее время медицинским применением». Федеральные деньги закончились, а официальные исследования остановились на целое поколение.

Однако эксперименты продолжались вне официальных лабораторий. Помимо того, что эти вещества не вызывают привыкания, они могут дать представление, которое многие сравнивали с духовным пробуждением. Показания собранные за десятилетия утверждают, что эти переживания не только имеют форму эскапизма, но и могут положительно и навсегда изменить жизнь.

Новые исследования психоделиков и депрессии

Использование микродозинга более эффективно, чем приём больших дозировок. 

«Я могу застрять в размышлениях, негативных мыслях, а микродозирование упрощает эти процессы. Поэтому долгое время чувствую себя в полном порядке», — говорит Мишель Джаникян (журналист и автор книги «Ваш псилоцибиновый компаньон»), которая глубоко погружается в различные способы использования псилоцибина. Изучая связь между психоделиками и депрессией.

Когда Мишель была подростком, ей неправильно диагностировали биполярное расстройство и прописали множество лекарств от «ламотриджина» до «лития» — с побочными эффектами, включая тошноту, апатию и постоянную усталость. По ее словам, микродозирование грибов при депрессии позволяет ей в полной мере испытывать самые здоровые эмоции.

Новое исследование психоделиков и депрессии

Массовое возрождение интереса к микродозингу при депрессии, заставило медицинское сообщество обратить внимание на лекарство. 

В настоящее время употребление психоделиков в больших дозах, проходят испытания для лечения серьёзной депрессии у неизлечимо больных.

Университет Нью-Йорка (NYU) заказал исследование для проверки эффективности психоделиков при лечении депрессии (среди пациентов с неизлечимыми заболеваниями), которую трудно было лечить в прошлом. 

Участникам исследования давали псилоцибин или плацебо, затем просили лечь на диван в удобной обстановке, похожей на гостиную и просили рассказать о своём состоянии. Оборудованные наушниками с успокаивающей музыкой и маской для глаз (чтобы убрать отвлекающие факторы) они находились в сопровождении гида.

По словам доктора Стивена Росса (профессора психиатрии и директора исследования) для больных раком было достаточно одного приёма псилоцибина, чтобы резко снизилась тревожность и депрессия, причем эффект длился не менее полугода.

«Я думал, что первые 10 или 20 человек были подставными — что они, должно быть, притворяются» — сказал Стивен Росс журналисту Майклу Поллану. Они говорили что-то вроде: «Я понимаю, что любовь — самая мощная сила на планете» или «Я столкнулся с моим раком, этим черным облаком дыма».  Люди, которые были ощутимо напуганы смертью —  потеряли свой страх. Тот факт, что препарат который давали однажды, может иметь такой эффект — является беспрецедентным открытием. «У нас никогда не было ничего подобного в области психиатрии».

Но как они работают?

Химическая стена в нашем мозге, которая останавливает 95% фармацевтических препаратов, известна как «Гема́тоэнцефали́ческий барье́р». Хотя эта необходимая защитная система оберегает нас, она создает значительные трудности для тех, кто пытается лечить заболевания неврологического характера — депрессия, опухоли головного мозга и болезнь Альцгеймера.

Гема́тоэнцефали́ческий барье́р (гемато-энцефалический барьер, ГЭБ)[1] (от др.-греч. αἷμα, род. п. αἵματος — «кровь» и др.-греч. ἐγκέφαλος — «головной мозг») — физиологический барьер между кровеносной системой и центральной нервной системой. ГЭБ имеют все позвоночные.

Главная функция ГЭБ — поддержание гомеостаза мозга. Он защищает нервную ткань от циркулирующих в крови микроорганизмов, токсинов, клеточных и гуморальных факторов иммунной системы, которые воспринимают ткань мозга как чужеродную. ГЭБ выполняет функцию высокоселективного фильтра, через который из артериального русла в мозг поступают питательные, биоактивные вещества; в направлении венозного русла с глимфатическим потоком выводятся продукты жизнедеятельности нервной ткани.

Вместе с тем, наличие ГЭБ затрудняет лечение многих заболеваний центральной нервной системы, так как он не пропускает целый ряд лекарственных препаратов.

Но многие психоделики могут обойти эту защитную зону, либо будучи растворимыми в липидах (именно так действует псилоцибин ), либо увеличивая проницаемость самого барьера (как в случае с МДМА, активным ингредиентом в экстази).

Хотя существуют значительные различия в химии и эффектах разных психоделиков, у них есть некоторые общие черты. Эти вещества успокаивают области мозга, которые связаны с нашим самоощущением — DMN и миндалина, тем самым способствуя более глубокому чувству связанности. Кроме того, они стимулируют такие области, как лимбическая система — которая управляет нашими эмоциями и префронтальная кора — исполнительный центр обработки мозга. Вкратце, они успокаивают области, которые заставляют нас «застрять в себе» — и испытывать чувство депрессии.

С помощью различных механизмов психоделики стимулируют выработку серотонина улучшая настроение. В зависимости от вещества, могут также стимулироваться другие химические соединения — окситоцин и пролактин, регулирующие любовь и связь, или дофамин, способствующий удовольствию. Непосредственный «эффект» в момент употребления лекарств может длиться разное время, от очень коротких сессий (Аяуа́ска) до очень длинных (ЛСД). Результаты воздействия психоделиков, на расстройство депрессии и ПТСР, может быть весьма продолжительным. Современные методы лечения психического здоровья — антидепрессанты и терапия — часто имеют тенденцию «отката» после прекращения.

Одного приёма псилоцибина было достаточно, чтобы у больных раком резко снизилась тревожность и депрессия, причем эффект длился не менее полугода.

Психоделики — даже при микродозировании при депрессии — сопряжены с риском. Несмотря на остутствие физической зависимости, существует потенциальная психологическая зависимость для тех, кто страдает расстройствами личности. Небольшой процент пользователей сообщили о том, что страдают длительным расстройством восприятия — состояние, при котором визуальные явления, такие как «снег» и искажения цвета, сохраняются после опыта. Например, в качестве постоянного стимулятора MDMA может увеличить риск сердечных заболеваний . А поскольку эти вещества незаконны, существует риск, что торговцы на черном рынке могут разбавить их вызывающими привыкание и очень опасными наркотиками — фентанил, кетамин или метамфетамин. Тем больше причин, чтобы действовать осторожно.

Двигаясь к мировому признанию

Несмотря на то, что исследователи изучают связь между психоделиками и депрессией, эти вещества по-прежнему классифицируются классом А, что означает, что они не доступны для легального приобретения, даже в местной аптеке по продаже каннабиса. Эксперты также предостерегают от сбора волшебных грибов в дикой природе, поскольку каждый год от ядовитых грибов страдает больше людей, чем от бэд-трипа.

Бэд-трип (англ. bad trip — «отчаянное путешествие»[1]) — сленговое выражение, описывающее негативные, потенциально опасные для психики переживания, которые могут возникать во время психоделического опыта, обычно вызванного приёмом психоактивных веществ группы психоделиков, таких как ЛСДТГК (активное вещество марихуаны), сальвинорин А (активное вещество шалфея предсказателей), мескалин (активное вещество кактусов пейотль и Сан-Педро) или псилоцибин (активное вещество галлюциногенных грибов рода псилоцибе).

По данным Национального центра биотехнологической информации (NCBI), от 10 до 30% людей, страдающих глубокой депрессии, не испытывают улучшения, при использовании доступных (в настоящее время) лекарств. Хотя необходимо провести дополнительные исследования, будущее психоделиков и депрессии — трудно переоценить.

Помимо снятия депрессии, побочные эффекты микродозирования психоделиков также могут быть достойны дальнейшего научного исследования. Как говорит Джаникян: «Психоделики помогают нам соприкоснуться с тем, что действительно важно. Это способ выразить свою признательность и благодарность. Люди называют это эмоциональной перезагрузкой — вы чувствуете большую признательность к миру, увидев его с другой стороны». Точка зрения. 

Рейтинг
Загрузка ...
Журнал MAGAZINE.TOWN